8(8617)30-33-43

"ОСТАЮСЬ!" ПЬЕСА В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ

12 Нотариальный ВЕСТНИКЪ

16.12.2010

А.Ю. Иванова,
нотариус г. Новороссийска,
кандидат юридических наук

"ОСТАЮСЬ!"
ПЬЕСА В ТРЕХ ДЕЙСТВИЯХ

Действующие лица:

Посланница, она же нотариус.

Старец - сотрудник божественной канцелярии.

Нотариусы: Вера Васильевна, Кира Николаевна.

Моряк.

Капитан.

Судья.

Дочь нотариуса.

Действие первое

Кабинет божественной канцелярии. За столом сидит старец в сверкающих белоснежных одеждах, над головой нимб и что-то усердно пишет.

Раздается стук в дверь.

Старец. Да-да, войдите. Входит высокая, стройная женщина лет сорока.

Старец (удивленно). Посланница, ты! Тебе кто позволил тело оставить, ты на календарь смотрела! На дворе 1989 год! Тебе еще жить и жить.

Посланница (падая на колени). Отче, прости меня грешную! Ну не могу я больше так жить. Пусти с личной мольбой к Господу!

Старец. Окстись дочь моя, тебе ли жаловаться. Тело красавицы, мозги умницы, муж хороший, дочка лапочка, работа приличная, зарплата стабильная, блат везде, народ уважает, начальство с тобой считается. И ты жаловаться смеешь! А ну, марш обратно, пока там внизу врачи не набежали! Не пущу Господа по пустякам беспокоить!

Посланница. Отче, не гони, дай слово молвить!

Старец. Встань и говори, но коротко и по существу, без истерик бабских. Помни, ты не обычная душа, а посланник божий.

Посланница. Во всем ты прав отче. Я, когда сценарий своей земной жизни прочла, думала, что девяносто лет такой жизни пролетят незаметно! Не курорт конечно, но задачи простые - люби, рожай, ходи на работу не пыльную. Личных проблем в меру, болезней в меру, подвигов и преступлений совершать не надо.

Старец. Так и было задумано. К личной жизни претензии есть?

Посланница. К личной жизни претензий нет. Первую потерю пережила, второй любит в меру, ревнует в меру, пьет в меру, мою зарплату не отбирает, но и свою не отдает, дочка умница и красавица, хлопот доставляет в меру.

Старец. То есть, все соответствует сценарию.

Посланница. В сценарии еще работа была предусмотрена.

Старец. Так тебе ж работу дали непыльную, в нотариальной конторе печати налево и направо ставишь, любая девчонка со средним образованием справится.

Посланница. Вот и я думала, когда сценарий читала, в чем подвох? Неужели посланнику позволят отсидеться милой благополучной дамочкой в тихой конторе?

Старец. Так, что не так? Ты в земной жизни кем была?

Посланница. Старшим государственным нотариусом. Советником юстиции.

Старец. То есть крыша государственная, да еще подчиненные на побегушках.

Посланница. Крыша конечно государственная, и зарплата на двадцать рублей больше чем у подчиненных, а отдуваться приходится за всех и в парткоме, исполкоме, и в Минюсте, и в суде, и на суше, и в воде!

Старец. Это как понимать в прямом или переносном смысле?

Посланница. И в том и в другом.

Посланница подходит к большому зеркалу в темной раме с выдавленными цифрами и набирает три даты: 1977, 1987, 1989, которые поочередно высвечиваются в зеркале.

Занавес.

Кабинет старшего государственного нотариуса. Стены кабинета в трещинах, в дощатом полу огромные щели. На стене висит календарь 1977 года. За обшарпанным столом, времен 2-й мировой войны сидит очаровательная белокурая молодая женщина в строгих очках. Вход в кабинет закрывает своим телом дородная тетка в цветастом платье. За дверью слышится недовольный гул народа

Нотариус. Все-все-все. Остальные завтра. Прием окончен. Кира Николаевна закрывайте дверь. Из-за двери слышится возмущенный голос: - Я инвалид. Вы обязаны меня принять. Я буду жаловаться в горком. Это произвол.

Кира Николаевна (голосом диктора в метро). Граждане прием окончен. Следующий клиент будет принят завтра. Обращается к скандальному клиенту, закрывая собой вход.

Кира Николаевна. Иди-иди инвалид. Жаловаться он будет. Вон женщина с грудничком с обеда стояла и по головам не лезла. Нотариус не железная по сто человек в день принимать. Уже зеленая сидит, едва в обморок не падает. Применяя силу и не малый вес, выталкивает за дверь оставшихся клиентов. Затем возвращается в кабинет и прочно устраивается на стуле.

Кира Николаевна. Представляете, сегодня, наша Верочка на мотоцикле к больному выезжала. Реестр с завещанием за пазухой, на голове шлем. Я ей говорю: - "Ты же не девочка в обнимку с чужим мужиком по дорогам рассекать, тебя же сдует, ты хоть веревкой к нему привяжись".

Нотариус. И чем дело закончилось?

Кира Николаевна (с досадой). Вернулась. В реестр вцепилась так, что пальцы посинели. Ноги трясутся. Глаза сумасшедшие. (Добавила с сарказмом) Видно испытала что-то давно забытое.

Входит Вера Васильевна. Это пожилая щупленькая дама с трогательной гулькой на голове.

Вера Васильевна. Ну и денек. Представляете, завещатель только документ подписал, ручку выронил, захрипел и у меня на глазах скончался.

Нотариус. О Ваших приключениях я частично уже наслышана. Сегодня неизгладимых впечатлений и мне хватило - имущество в присутствии покойника описывала. Все время казалось, что он за мной следит. Брр! Раздается громкий стук в дверь. Входит высокий мужчина в морской форме.

Моряк. Здравствуйте, я за нотариусом. Собирайтесь быстрее. Погода портится. Нотариус берет портфель, складывает в него печать и реестр.

Нотариус. Я готова. Едем.

Нотариус и моряк уходят. Вера Васильевна. Везет же нашей старшей. Капитанская каюта, обаятельный мужчина, ужин... А помнишь капитана с "Ермоловой"? Мужчина-мечта, деликатесы королевские! Женщины замолчали... Раздается телефонный звонок.

Кира Николаевна снимает трубку: - "Добрый вечер, а Ваша жена к телефону подойти не может. Она морской протест оформлять уехала. Да, я ее дождусь. Чтобы Вам позвонила? Ну конечно передам".

Занавес.

Капитанская каюта. Нотариус, вцепившись в лацканы мундира, трясет капитана и кричит.

Нотариус. Вы сошли с ума, какой шторм, какой выход в открытое море. Как вернемся через день-два. Мне ужин готовить. Меня муж уже с собаками по городу ищет. Клиенты завтра контору разнесут. Дайте мне лодку, катапульту. Не держите меня, я вплавь доберусь!

Капитан (голосом психиатра-гипнотизера). Расслабьтесь. Все будет хорошо. Вам выпал редкий шанс - безнаказанно сбежать от всех проблем. Вас ждет прекрасный ужин, вино, музыка и легкое покачивание волн. К Вашим услугам доброжелательный персонал корабля...

Занавес.

Кабинет старшего нотариуса. Старший нотариус и Кира Николаевна.

Нотариус: "Уф, еле в кабинет пробилась, два дня отсутствия и все, не контора, а банка с селедками".

Кира Николаевна. А дома-то как встретили? Нотариус (разочарованно). А что может быть дома, если муж не ревнивый: - "Нашлась и, слава богу". Вздохнула и мечтательно произнесла: - "Ну почему шторм не может длиться вечно"?!

Нотариус (одернула костюм, поправила очки и отдала себе команду): - "Все-все соберись!".

Нотариус. Кира Николаевна, запускайте первого.

Занавес.

Кабинет старшего нотариуса. Кабинет новый, просторный, хорошая, но недорогая мебель. На стене календарь 1987 года. Стильная, ухоженная женщина сидит за столом и возмущенно кричит в трубку.

Нотариус. Да, мы не ведем прием. Да, у нас новая прекрасная контора, но прием вести не можем. Почему? Да потому, что мы тонем! В каком смысле? Однозначно в прямом. Нотариусы по колено в воде спасают документы. Вы, что мне предлагаете вести прием на тротуаре, под открытым небом, а почему не на паперти. Может так, наши мольбы услышат городские власти. Контора регулярно тонет, а когда не тонет, то нотариусами питаются комары из затопленного подвала, а в промежутках между потопом и обожравшимися кровопийцами, визжащие нотариусы спасаются на столах от голодных крыс. Да, я пишу, хожу, прошу, но город беден как наши крысы. Заплатить шабашникам, а чем? Да доход городу даем немалый и заметьте весь без остатка!

Нотариус (положила трубку и посмотрела на часы): - "О господи я же в суд опаздываю". Встает. Берет портфель и выходит.

Занавес.

Кабинет судьи, очень похожий на кабинет нотариуса.

Судья. Я конечно Вас уважаю, но согласитесь ситуация дикая. Молодой человек привел в нотариальную контору тещу передать заявление жильцам о выселении их из ее дома. А в конторе его оскорбили, порвали на нем брюки и выбросили на улицу. Как вы это объясните?

Нотариус. Учитывая, что молодой человек - это тренированный участник боевых действий в Афганистане, а в нотариальной конторе, кроме меня, работают молоденькие девушки, то все сказанное вроде бы из области фантастики. Хотя, на самом деле и штаны были порваны, и кто-то на проезжую часть из конторы действительно выпадал. Дело было так. Молодой человек решил избавиться от любимой тещи и выселить ее в дом, который она продала доверчивым беженцам по доверенности, но без расписки о получении денег. С тещей жить не хочется, а деньги за дом давно истрачены. Вот и привел расчетливый мошенник ее к нотариусу. И все бы у него получилось, да нотариус раскусила жулика, выставила его за дверь, а пожилой даме предложила не брать грех на душу, расписку беженцам написать, что за дом она деньги-то получила. Расписку с согласия старушки нотариус в свой сейф заперла и с клиенткой распрощалась. А через несколько минут врывается в кабинет разъяренный боец и давай у нотариуса перед носом кулаками махать, тещину расписку требовать. Нотариус клиентов на помощь призвала, они буяна из кабинета за дверь выставили, но в приемной у него опять приступ бешенства начался. Рабочий день подходит к концу. Прием граждан закончился. Всем домой пора, а мужчина в проеме входной двери оборону держит, никого из конторы не выпускает и не впускает. Милицию вызывать, так она к ночи приедет. Ну, девчонки и предприняли отчаянную попытку его выдавить. Разогнались и навалились на него дружно. Одна из них росточком маленькая, худенькая, в запале между дверным косяком и мужским телом наружу проскочила и на проезжую часть вылетела. Выскочить смогла, а войти никак. Вот и вцепилась малышка в мужские штаны, тянет, потянет, и вдруг штаны хрясть и с треском лопнули. Мимо проходили военные, ситуацию оценили, девчушку с остатками штанов с проезжей части подобрали и мужчину из проема вынули".

Судья (задумчиво). Да... Молодцы! И все же как-то не корректно получилось. Ладно, беженцам Ваши девчонки, конечно, помогли, молодцы, хама на место поставили, замечательно, но полномочия свои нотариус все-таки превысила, так что в процессе на это укажем, уж не обессудьте.

Занавес.

Кабинет старшего нотариуса. На календаре 1989 год. В кабинете чиновник из Минюста и старший нотариус.

Чиновник (возмущенно кричит). Вы государственный нотариус! Какой хозрасчет! Да Вас судить надо!

Нотариус. Ах, судить! Да на нас кто только не зарабатывает, а мы нищие, бумагу и ручки выпрашиваем, печатные машинки вымаливаем, копирку до дыр используем. Сами говорите: - Предлагайте варианты, действуйте. Все в ваших руках. Хватит надеяться на чудо. Ищите законный способ изменить ситуацию. И что, теперь, когда выход найден, Вы говорите стоп. Сюда нельзя!". Чиновник. Да какой выход! Коммерцию развели. Деньги за техническую работу себе в карман берете, а кто вам разрешил? Закон давно читали? Помните, что там о предпринимательстве нотариуса сказано?

Нотариус. Мы-то закон регулярно читаем и с теоретиками консультируемся. А вот вы только и можете, что держать и не пускать. Ведь в отчете все подробно расписано. Надеялись, что все нотариусы наконец-то побираться перестанут. А вместо спасибо позором клеймите!

Чиновник (укоризненно). Я вижу, Вы не понимаете всей тяжести содеянного. Ну что же, по старой дружбе, могу дать единственный совет - подать заявление сегодня, до прибытия московской комиссии. Завтра будет поздно!

Чиновник уходит, хлопнув дверью. Старший нотариус устало опустилась в кресло, охнула и … душа отошла.

Занавес.

Божественная канцелярия. Посланница и старец.

Старец. Так ты сбежала, потому, что струсила. И это я должен сообщить Всевышнему! И слушать не хочу! Да тебе повезло глупая. Столько событий. Вместо скучного прозябания, жизнь кипит!

Посланница закрыла лицо руками и отчаянно зарыдала.

Старец. Ну ладно. Хочешь, я тебе помогу. Закон изменят, нотариус станет самой популярной профессией и, наконец, ты будешь богатой?

Посланница. Хочу-у-у!

Занавес.

Действие второе

Божественная канцелярия. В кабинете за столом сидит старец в сверкающих белоснежных одеждах, над головой нимб и что-то усердно пишет. Раздается стук в дверь.

Старец. Да-да, войдите. Входит высокая, стройная светловолосая женщина лет пятидесяти.

Старец (удивленно). Посланница, опять ты! Тебе кто позволил тело оставить, ты на календарь смотрела! На дворе только 2000 год! Тебе еще жить и жить!

Посланница (падает на колени). Отче, прости меня грешную! Ну не могу я больше так жить! Пусти с личной мольбой к Господу!

Старец. Ну, что опять случилось? Закон изменили, ты теперь богата, все еще красива, контора своя. Живи и радуйся.

Посланница (заламывая руки). Не могу! Не могу отче. Ты, конечно, прав. И контора моя, и денег достаточно, и семья в порядке, да и мужики все еще западают. Но! Раньше нотариусов окружала общенародная жалость, а теперь всенародная зависть. Завидуют все от судьи до дворника. Нотариусов огульно то позором клеймят, то обобрать норовят. Верчусь, как уж на сковороде. Газетчики черными нотариусами детей пугают. Банки откаты требуют. Бандиты нотариусов отстреливают. Сделки с недвижимым имуществом забрали, скоро нотариусам одни копии да доверенности останутся.

Старец. Ну что ты паникуешь. Во всем мире нотариусы - самые уважаемые люди. Действуйте сплоченно. Идите в народ, не прячьтесь за стенами своих контор, создавайте благотворительные фонды. Бог что велел? Правильно - делиться! А с грязными пиарщиками и вымогателями способ борьбы давно известен - чтобы по закону отбиться надо в суд обратиться.

Посланница. Чтобы сообща отбиться, надо для начала объединиться. А вот это у нас и не получилось. Деньги и свобода всех как будто с ума свели. Банкам сами откаты предлагают. Адвокатам жалобы на своих коллег диктуют. Грязная конкуренция, лучшие человеческие качества нотариусов как раковая опухоль сожрала.

Старец. Вот уж правду говорят - богатые тоже плачут. Замолчал и задумчиво посмотрел в окно, отвернувшись от посланницы.

Посланница. Отче, так я остаюсь?

Старец (повернулся к посланнице и начал допрос). Подожди. Не торопись. Расскажи, сначала, что сама в эти годы делала. Или может жадностью и подлостью свою душу тоже запачкала?

Посланница (начала всхлипывать и жалобно оправдываться). Конечно, оскорбить бедную женщину всякий может! А за что? Я строго по сценарию жила, а там про голгофу ничего не сказано. Я нотариусов к порядку призывала, откаты банкам не давала, провокаторов в контору не пускала, бандитов мягко избегала. Так что боролась соразмерно положению и отпущенным возможностям. Пусти к господу.

Старец. Подожди, не впадай в истерику. Бог терпел и нам велел. Вон смотри, твои помощники врачей вызвали. Сейчас признают тебя умершей и конец! А миссия не выполнена! Ты что, нашу божественную комиссию не знаешь, отчет не зачтут и все, зависнешь в Межвременьи! Ну, какую причину досрочного освобождения ты в отчете напишешь?

Посланница. Отче, помоги, придумай что-нибудь, ты же мудрый!

Старец. Ну, хорошо. Предлагаю компромисс. Сегодня я тебя к Всевышнему не пущу. Как дезертира тебя точно сошлют. Но если ты продолжишь свою миссию, то обещаю, что через десять лет безропотного служения верну тебя досрочно, по причине героической гибели в неравном бою с преступным элементом. И запомни, если, вдруг, возвращаться передумаешь, скажи: - "Я остаюсь".

Занавес.

Действие третье

Божественная канцелярия. Старец в белоснежных одеждах сидит за столом поглядывает то на часы, то на дверь.

Старец.- "Что-то посланница задерживается. Неужели к проблемам иммунитет выработался?".

Опять смотрит на часы. - "Нет. Она явно задерживается. Что же там происходит?" Подходит к зеркалу времени и набирает 2010 год.

Занавес.

Больничная палата. Белые стены, белый потолок, белый телевизор. В углу стоит украшенная Новогодняя елочка. На телеэкране мелькают кадры информационного блока новостей. Звук приглушен. На кровати лежит нотариус - это женщина лет семидесяти. Бледная кожа и посиневшие губы говорят о том, что жить ей осталось недолго. В дверь тихо постучали. В палату входит ее дочь - худенькая молодая блондинка и осторожно приближается к постели больной. Услышав шаги, нотариус шевельнулась и приоткрыла глаза.

Нотариус (тихим голосом). Это ты, солнышко? Как дела, как день прошел?

Дочь (шутливо отрапортовала). Мой генерал, разрешите доложить: три клиента до обеда и пять после. Из нотариальных действий преобладали копии и доверенности!

Нотариус (ласково улыбнулась). Все шутишь озорница. Кстати, все забываю тебя спросить: - "Бухгалтер отчет подготовила?"

Дочь (гордо). Конечно. В минус не ушли!

Нотариус. Да, хорошо хоть помещение не в аренде. Мы, слава богу, еще на плаву держимся, а вот в районах говорят, нотариусы уже меньше своих сотрудников получают. Кстати, ты не слышала, поговаривают, что скоро квоту отпустят.

Дочь. О, этому недавно даже ток шоу посвятили на телевидении. Нотариусов, сказал ведущий, должно быть столько же, сколько и адвокатов, тогда, мол, конкуренция оставит самых достойных.

Нотариус. Ну конечно, адвокату что, он ноутбук, ручку и бумагу в портфель положил - вот тебе и кабинет хоть на ногах, хоть на колесах. А нотариус: тайна совершения нотариальных действий - отдельный кабинет, сохранность документов - кабинет под архив, помощник, делопроизводители, администратор по еНоту - это еще 2-3 кабинета. Купить или снять помещение - деньги! Зарплата сотрудникам - деньги! Налоги - деньги! Охрана - деньги! Бланки - деньги! Курсы повышения квалификации - деньги! Обязательное страхование - деньги! И так далее и тому подобное. Кто с такими расходами выживет? Так что, если квоту отменят, то в нотариат полезут не достойные мозгами, а богатые деньгами.

Нотариус (горестно покачала головой и задумчиво произнесла): Неужели конец нотариату?

Дочь (подала лекарство). Мамочка давай не будем о грустном. Хочешь, расскажу последние нотариальные новости? Выбирай, тебе сплетни или информацию из официальных источников?

Нотариус. Лучше официальные.

Дочь (встает и торжественно вещает лозунгами и заголовками газет). Сделки вернуть нотариусам! Всем доверенностям на транспорт придать обязательную нотариальную форму! Нотариальным актам придать доказательственную силу! Усыновлять детей через нотариусов! За загранпаспортом к нотариусу! Нотариус - главный медиатор страны!

Нотариус (садиться на кровати). Нотариус - главный кто?

Дочь. Медиатор, мамочка - посредник в споре. То есть с нового года нотариус вместо судьи все мировые соглашения оформлять может.

Нотариус: А про загранпаспорта и усыновление это утка?

Дочь. Знаешь мамочка, утка, запущенная министром - это как минимум законопроект. Нотариус ненадолго замолчала. Задумалась, переваривая информацию. Неожиданно вскочила с постели, метнулась к тумбочке и начала лихорадочно собирать в сумку вещи.

Нотариус (обращается к замершей в оцепенении дочери). Дорогая, ну что ты остолбенела, помогай!

Дочь (выходит из ступора). Мамочка, ты куда, ты же больна, тебе лежать надо.

Нотариус (бодро). Ну конечно! Лежать! Запомни солнышко, настоящий нотариус болеет и умирает только от безысходности, а с такими перспективами я еще о-го-го!!! Так что брось переживать, лучше подгоняй машину, пока я собираюсь. Дочь послушно уходит. Открывается дверь. В палату входит Старец в белом медицинском халате.

Нотариус. Вот это встреча! Какими судьбами? Неужели заслуженные небесные чиновники предпочитают отдыхать не в раю, а на задворках цивилизации.

Старец. Издеваешься? А я, между прочим, волнуюсь. Ты почему еще жива? Варианты смерти перебираешь. Так я тебе лично преставиться помогу. А может ты возвращаться передумала? Или пароль забыла?

Нотариус. Понимаешь. Я ведь уже совсем в дорогу собралась. Все дела завершила. Затосковала и, как положено, слегла. Лежу, к смерти готовлюсь, прошлое вспоминаю. И в какой-то момент понимаю, что всю свою жизнь я не просто милой дамочкой в тихой конторе просидела, а по- настоящему нужным делом занималась. Я - это самый доступный правозащитник с государственной печатью. Последнюю волю заверить к нам, наследство оформить, к нам, доверенность - тоже к нам. Возможности нотариуса безмерны их только закон ограничивает. Чтобы людям помогать, я всю жизнь училась. За сорок лет после института такое количество курсов, семинаров, конференций прошла, со счета сбилась! Сегодня молодые нотариусы подросли - умные, смелые, карьеру без комплексов строят. Им помощь нужна. Так неужели я их бросить могу! Вот опыт и знания передам, нового закона дождусь…

Старец. Нотариусы его уже семнадцать лет ждут. Где гарантия, что теперь примут. А срок твоей человеческой жизни - 90 лет. Может все-таки на покой?

Нотариус (ненадолго задумалась и с уверенностью произнесла). Нет, Отче, ОСТАЮСЬ! Нотариус уходит из палаты под жизнеутверждающую песню "Вечный покой - сердце, вряд ли, обрадует…".

ЗАНАВЕС.


Вне очереди!
Записаться на приём можно по телефону:
  8(8617) 30-33-43
или электронной почте:
  ivanovanotarius@yandex.ru
 

Запись на прием
Вызов нотариуса
Совершение нотариальных действий вне помещения нотариальной конторы осуществляется нотариусом только в пределах города Новороссийска.
  8(8617) 30-33-43
  ivanovanotarius@yandex.ru
 
Запись на прием

Консультации нотариуса

Наш коллектив